Меню
18+

Информационный портал Октябрьского района ProCHAD

02.10.2019 15:42 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Лидеру октябрьских мусульман Маснавию Юнусову 1 октября исполнилось семьдесят

Автор: Вячеслав Огородников

Несмотря на возраст, Маснавий Мусабикович всегда бодр и весел. / Фото: Л.Огородникова, «Вперед»

1 октября исполнилось 70 лет духовному лидеру татарского населения Октябрьского района Маснавию Мусабиковичу Юнусову. Его имя известно многим жителям района, и сегодня он гость нашей редакции.

Братство иренских берегов

- Я родился в деревне Кашкино, Щ-Озерского района, Молотовской области в семье крестьянина. Сие случилось 1 октября. В день, когда в Китае отмечают образование республики. Это я говорю для того, чтобы вам лучше запомнилась дата, — так начал свой рассказ Маснавий Мусабикович.

Несмотря на довольно-таки почтенный возраст, он прекрасно помнит все более-менее значимые даты своей жизни. Помнит своего отца-фронтовика, которого через десять лет после войны вдруг начали беспокоить осколки от снаряда, оставшиеся в теле солдата. Как отец долго мучился, и, в конце концов, обезножил на долгие четыре года. В это самое время, чтобы как-то уютней обустроить жизнь израненного отца, мать принимает решение строить новый дом.

Маснавий помнит, как почти со всех деревень, начиная от Ишимово, Самарова Уразметьево, Енапаево, Устье-Ария, Верх-Ирени, Атнягузей, ото всех, кто жил вдоль реки Ирень, собрались вокруг его отца помощники.

- Я в то время маленький был, но уже тогда меня поразило, сколько людей совершенно бесплатно съехалось, чтобы помочь фронтовику. Отцу тогда на подводе соорудили что-то вроде постели, с этого самодельного ложа он как бы руководил строительством своего нового дома.

Работа кипела, как в муравейнике. Люди делали свое дело настолько дружно и слаженно, что дом начинал расти прямо на глазах. В обед откуда-то вдруг появились тазики с хлебными караваями. Их быстро разрезали, намазали маслом и, не отвлекаясь от работы, быстро съели. Нам ребятишкам тоже немного досталось, до сих пор помню вкус этого необычайно вкусного хлеба.

К вечеру дом завели под крышу, зашили фронтоны и, в принципе, доделав кое-какие мелочи, можно было заезжать и жить. Когда стемнело, безо всяких пьянок-гулянок, все разошлись по своим деревням. До сих пор меня поражает то, как дружно, без злобы и зависти, в то тяжелое послевоенное время жили люди. Что в них было такое, что мы безвозвратно потеряли за эти годы?

Маснавий Мусабикович помнит, как встав в шесть утра, бежал запрягать колхозную кобылу, чтобы ехать помогать взрослым на покосе. Работы летом хватало с лихвой всем. При этом еще умудрялись соревноваться друг с другом. Все было в радость, все было в удовольствие.

Сантехник – это врач или фельдшер?

Закончив Енапаевскую среднюю школу, Маснавий устроился работать плотником в нефтянку п.Октябрьский, чтобы как-то помочь родителям. Там он занимался обустройством деревянных тротуаров вдоль улиц, и до сих пор помнит, как благодарили их бригаду местные жители за эти самые тротуары. Было это в 1967 году.

Затем, поддавшись на уговоры товарищей, Маснавий едет поступать ни куда-нибудь, а в Харьков, в военное авиационное училище.

Стать военным не получилось, ну да бог с ним, подумал юноша и, выбрав для жизни более приземленную профессию слесаря-сантехника, поступил учиться в Красноуфимское железнодорожное училище № 22. В те годы слово сантехник в деревнях не понимали, оно звучало как что-то несусветное. Деревенские все спрашивали: что это за сантехник такой? Врач что ли, или фельдшер?

Затем была армия. Она пришлась на лихие времена. Кадровые части переводили в учебные, рассылая их в разные страны и континенты. Да и у самих у нас было проблем выше крыши. На эти годы пришелся остров Даманский, тут же пробовали помогать Египту, затем было советское вторжение в Чехословакию. Для участия в конфликтах вне территории страны, требовалась живая сила. Для этого тогда уже старослужащего Юнусова отправили собирать новобранцев в среднюю Азию.

- Вы не поверите, но мы их выискивали по всем горным аулам и кишлакам. Бедные пацаны даже русского языка не знали, многие из них дальше своих кишлаков не выезжали никогда. А мне, зная для чего и каких целей этих пацанов набирают, было их откровенно и по-людски жалко. Но приказ есть приказ и его надо было выполнять.

Казахстанские степи

Но все когда-нибудь кончается и служба в армии тоже. После демобилизации, Маснавий снова пришел в родную нефтянку, только уже не плотником, а прямо на буровую, которая базировалась у Красноуфимска. Там же познакомился с молоденькой медсестрой да на ней и женился.

После свадьбы поехали к родственникам невесты аж в самый Казахстан. В то время со всего Союза туда съезжалась молодежь. Строили Павлодарский тракторный завод, знаменитый Экибастуз, Ермаковскую ГРЭС.

Буровики там были не нужны, а вот сантехники ценились на вес золота. При громаднейших масштабах строительства, работы для них было с избытком. Тут и пригодились знания, полученные в Красноуфимском училище.

Жили хорошо, безбедно, и вдруг, как кто-то позавидовал — сразу после рождения умирает маленькая дочь. Супруге было рекомендовано больше не рисковать с родами. Но не послушали, родили еще двоих парнишек, после чего, жена сильно занемогла и молодые переехали обратно на Урал в Свердловскую область. Здесь в возрасте тридцати лет, жена ушла из жизни...

Оставшись один, Маснавий тянул, как мог. Работал на экскаваторе, строил знаменитый поселок Малышева, что недалеко от Асбеста. А поскольку относился населенный пункт к военному ведомству, то строилось все в авральном режиме. Поэтому работать приходилось практически сутками. Затем организацию, в которой трудился Маснавий, переименовали в Востокшахтопроходка, и тут началось: от Братска – Белоруссия, Украина, Таджикистан, Узбекистан.

- В основном бывало так — прибывает партия рабочих в голую степь или в глухую тайгу, начальник палочку в песок втыкает и говорит: здесь будет шахта, ну и все, начиналось грандиозное строительство. Зарывались на сто двадцать метров в землю, представляете? О том, что это были за шахты, вы, наверное, догадываетесь, — делится Маснавий Мусабикович.

- Затем, я уж в годах был, отправили нас разрабатывать Свердловское метро, которое начали строить еще в 1967 году, да потом на двадцать лет законсервировали. Вот мы его сначала от воды откачали, а потом и строить начали. Впоследствии пять станций запустили. В общем, грех на судьбу жаловаться, многое я в этой в жизни повидал, весь Советский Союз вдоль и поперек изъездил. Нет, не каждому так повезло. Детей все это время надо было как-то воспитывать, да и тяжело одному-то. Вот я и женился во второй раз, взял вдову с двумя детьми, так и жили, как могли. Детей как своих принял, всех четверых, как своих и вырастил. А сами вскорости разошлись, не получилось как-то.

Болезнь

Долго один не жил, нельзя мужчине одному, не положено. Встретились с женщиной, только жить начали и, на тебе — жизнь преподносит такой урок, после которого пришлось переосмысливать все, что было до этого. В сорок восемь лет разбил Маснавия Мусабиковича паралич. Руки, ноги не работали, язык отказал: все кончилась жизнь, — думал тогда Маснавий.

Но взялась за него семья. Дети, которых когда-то на ноги поставил, теперь ставили на ноги его – отца, в котором души не чаяли.

Часто врачи говорят, что медицина бессильна, и чудес на свете не бывает. И все-таки вопреки здравому смыслу чудеса иногда случаются. После долгих и мучительных занятий Маснавий Мусабикович встал на ноги, и в этом заслуга только его близких – так он считает.

После болезни они вместе с женой по каким-то только им известным причинам пошли учиться в медресе. Находясь на группе, душа тянулась к чему-то новому и неизвестному, наверное, это состояние можно назвать верой.

Через тридцать пять лет скитаний Маснавий Юнусов с семьей вернулся на родину в Октябрьский район. За плечами были тяжелые годы работы, огромный опыт, полученный в казахских степях и суровой сибирской тайге, а также многолетняя учеба служению Аллаху.

Сегодня его многие знают, как человека, принимающего всех, независимо от национальности и вероисповедания. Маснавий всегда выслушает, со всеми поговорит. Почему, спросите вы? Да потому что воспитан так, родители так научили.

- Я после той болезни на многое по-другому смотреть стал. Понял, что очень хочу людям добро делать, дарить радость, помогать, как мои близкие помогли когда-то мне. От этого жить легче становится и на душе как-то спокойнее, — закончил свой рассказ Маснавий Мусабикович Юнусов.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

72