Меню
18+

Информационный портал Октябрьского района ProCHAD

20.11.2019 16:24 Среда
Категория:
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Похоронив мужа, женщина оказалась без крыши над головой

Автор: Вячеслав Огородников

В этом домике счастливо жила 6 лет Татьяна Ивановна Власова. / Фото: В.Огородников, «Вперед», коллаж Т.Ширяева

«Ты знаешь, Володя, я ведь так хорошо, как сейчас, никогда и не жил. Мне в старости эта Татьяна как подарок сверху. Вот ведь жизнь, какая штука, было бы все это чуть пораньше, пожил бы еще, как человек. Жалко, времени немного осталось…» — эти слова сегодня вспоминаются в Алтынном как горькое предчувствие тех событий, что случились нынешним летом.

Многодетный папка

У Виктора Васильевича Шолохова с женой было пятеро детей, два сына и три дочери. Ладно, нет, жили, сейчас никто из односельчан говорить не хочет, только ушел Виктор от жены, оставив ее одну с ребятишками. Ушел не к кому-то, ушел в старый заброшенный дом, в который ему разрешила заселиться сердобольная соседка.

Жил неплохо, работал в колхозе, обустраивал свое нехитрое жилище. Наверное, все его устраивало, если б не забота об оставленных детях, которые жили здесь же в селе, чуть выше на горе.

Вскоре дети с этой горы спустились к нему: «У нас мамка замуж вышла, и к мужу своему ушла, куда нам теперь?» Так они и стали жить, отец и пятеро детей. Если и были у Виктора какие планы насчет новой жены, то теперь об этом даже не думал — какая нормальная на пятерых пойдет?

Прошло пятнадцать лет или чуть больше. Дети выросли, старшие дочери своими семьями в Богородске жить стали. Как-то нелепо и скоропостижно ушел из жизни старший сын. И остался из пацанов один Славка, которого Виктор любил всей душой и все надеялся, что в старости будет сын ему и опорой, и подмогой. Тем более, что работы настоящей в колхозе уже давно не было, перемогался Виктор случайными заработками, коих в Алтынном и так не лишку случалось.

Татьяна Ивановна

Здесь же по улице со своим взрослым сыном жила овдовевшая женщина Татьяна Ивановна Власова. Давно она Шолохову нравилась, да робел он к ней подойти, слишком долго один жил, отвык от ухаживаний. Но все-таки насмелился и подошел, но Татьяна напрямую, без обиняков объяснила: сын со мной взрослый живет, неловко мне перед ним невеститься-то. На том и разошлись, глядел Виктор на нее лишь издали.

А Татьяна работящая была, скотины полный двор: быки, поросята, свиноматки, гуси, куры. Да и пенсию уже платить начали — в достатке, в общем, жили, не бедствовали. Только вот случилось у нее горе горькое – в возрасте тридцати трех лет помер сын-то, осталась Татьяна одна-одинешенька со всем своим хозяйством.

Выждав сорок дней после смерти сына, Виктор уговорил-таки Татьяну жить вместе. Та подумала, посоветовалась со взрослой дочерью, да и перебралась со всем своим огромным хозяйством на новое жилище.

Запоздалое счастье

Односельчане вспоминают, что, дождавшись, наконец, свою Татьяну, он души в ней не чаял. Да и она была прекрасной хозяйкой, готовила блюдо не блюдо, пироги не пироги. Раздобрел Виктор после холостяцких незамысловатых своих застолий, чаще улыбаться стал, жизнь для него снова красками заиграла.

Дети с внуками в гости приезжали, собираясь к отцу на дни рождения, вскладчину подарки хорошие дарили. И самое главное, приняв папин выбор, очень уважали Татьяну Ивановну.

Особенно часто гостили у отца любимый Славка со своими детьми. Он к тому времени в поселок Юг, что под Пермью, перебрался, но папку не забывал. Его дети Татьяну любили, как родную, бабушкой звали, зачастую все каникулы, все лето у Виктора с Татьяной жили.

Те, в свою очередь, всем, чем могли, помогали сыну. Все, что на огороде выращивали, мясо свежее — все Славке, опора ведь будущая. Слава, бывало, тушу увезет на продажу, потом когда пять тысяч отдаст, когда десять — денег промеж собой не считали.

Надежная опора в старости?

Однажды в гараже мужики Виктору посоветовали: ты бы с Таней-то отношения узаконил, немолодые ведь, мало ли чего. Тот даже оторопел, да разве мои дети ее обидят? «Славка? Уж он-то ее точно не оставит, у меня на него вся надежда», — уверял отец.

Через два года решили они купить Уазик — все помощь в хозяйстве. Закололи скотину, мяса тысяч на девяносто Славику отдали. Тот его где-то продал, а на вырученные деньги УАЗ за сто пятьдесят тысяч отцу пригнал. Деньги недостающие, мол, свои внес, отец родной все-таки, чего жалеть-то. А старики на следующий год снова скотину закололи, да отдали Славе весь долг, а в благодарность за беспокойство еще и тушу свиную в придачу сунули.

Прожили Виктор с Татьяной шесть лет, как один день. Однажды на улице стало Виктору плохо, погнал он свой Уазик домой, по дороге к другу Владимиру Накорякову за таблетками заскочил. Да, видно, не судьба, так 26 октября 2018 года у Володи на лавочке от инфаркта и умер.

Борьба за наследство

Тяжело стало Татьяне Ивановне одной в заметенной большими снегами деревне жить.

Дочери все от наследства отказались. Хотя и наследство-то было — дом без документов, купленный Виктором, когда дети разъехались, кровать, да холодильник с микроволновкой.

Ключи и документы от своего Уазика Татьяна Ивановна Славе отдала. Порешили так: вступит сын в наследство, продаст отцовскую машину тысяч за сто, купит Татьяна на эти деньги себе жилье какое-никакое на старости лет. «А в доме все, как есть, оставлю, будем туда летом с детьми да с внуками ездить», — так думала наивная бабушка.

Звонок от Вячеслава был как гром среди ясного неба: «Вы, тетя Таня, скоро из дома выедете?» У пожилой женщины задрожали ноги, подумалось, не ослышалась ли? Переспросила, нет, не ослышалась.

-Вот уберу урожай с огорода, да и выеду, Слава, – хватило сил ответить.

В середине июля 2019 года в селе Алтынное приезжий батюшка освещал семейную часовню четы Тутыниных. На этом таинстве была и Татьяна Ивановна. Домой ее подвезли на машине, там уже стояла незнакомая Газелька. Слава с каким-то товарищем деловито загружали в кузов холодильник, все его содержимое было разбросано по дому. По углам сиротливо торчали заглушенные водяные трубы от стиральной машины и нагревателя, которые тоже перекочевали в кузов. Скомканный матрас с постелью, сброшенный с кровати, дополнял невеселую картину.

Татьяне Ивановне стало плохо, но не подала виду. «Как же так, Слава? Почему воровски, без предупреждения? Стыдно ведь, люди смотрят…»

Женщина и верила, и не верила, ведь это же Слава, чьих детей, как своих, шесть лет лелеяла, как своих, любила и нежила.

«Виктор говорил, что это опора и надежда в старости, разве так бывает?» — думала бабушка, лежа без сна на полу на милостиво оставленном матрасе. В доме, который стал ей родным, в котором было так тепло и счастливо жить.

И мается былое в темноте

В шестьдесят с небольшим пенсионерка Татьяна Ивановна оформила на себя ипотеку. Купила в Сарсу маленькую благоустроенную квартирку, в которой старый хозяин, совершенно чужой человек, заботливо оставил бабушке кухонный гарнитур, стиральную машину, холодильник — заходи и живи.

И можно бы жить, да гложет Татьяну обида, ведь не с пустыми руками к Виктору в дом пришла. Почему, как нищенку, на улицу выставили, опозорив перед всей деревней?

28 октября в Октябрьском состоялся суд, который отписал старенький Уазик законному наследнику — Вячеславу Шолохову. В суде Татьяна Ивановна с удивлением узнала, что все в их доме было куплено сыном, что после смерти отца Вячеслав неустанно ремонтировал и обслуживал старенькую машину, заботливо хозяйничал и управлялся в доме стариков.

В суд были приглашены невесть откуда появившиеся свидетели Андрей Шишигин, Андрей Шолохов, давшие показания о праве Вячеслава на наследство.

- Я в суде чуть не плакала от обиды, стоят молодые, здоровые парни, врут, изворачиваются, отбирая у старухи старый, заезженный Уазик, как не стыдно? Было непонятно, зачем совершенно чужие люди так нагло и бессовестно влезают в чужую жизнь, – рассказывает Татьяна Ивановна.

Кстати, на суде случайно выяснилось, что Уазик тот всего сто пять тысяч стоил, и нагрел любимый Славка родного отца на сорок пять тысяч, ну да ладно, отец ведь, не чужой человек.

-Для меня эти шесть лет тоже были незабываемы, мы ведь даже ни разу с Витей не поругались за это время. Неужели старая, ржавая машина стоила того, чтобы воевать за нее через суд? – с горечью заканчивает наш разговор Татьяна Ивановна.

Послесловие

Мы не встречались с Вячеславом, не задавали ему вопросов: как же так? Его показания в суде были исчерпывающими. Когда материал был готов к печати, жители Алтынного добавили еще один факт в эту историю. Оказывается, Славка с молодой женой на маткапитал купил дом в селе Богородск у тестя, понятное дело, что формально, чтобы обналичить деньги. Только вот зная ушлый характер этого тридцатилетнего паренька, опасаются односельчане, не затолкает ли он деда в заброшенный алтынновский дом? С него станется…

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

871