Меню
18+

Информационный портал Октябрьского района ProCHAD

07.02.2019 17:09 Четверг
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Николай и семеро по лавкам

Автор: Вячеслав Огородников

Как и все сослуживцы, Николай Свечников награжден медалью «Воина-интернационалиста от благодарного афганского народа». / Фото: А. Кобзев, «Вперед»

113 человек из Октябрьского района в разные годы проходили службу в республике Афганистан. Всем им посчастливилось вернуться домой живыми. Сегодня рассказ об одном из них – Николае Леонидовиче Свечникове, для которого 15 февраля – важная дата в жизни.

«Повода краснеть за меня у вас не будет»

Николай Свечников родился в селе Мосино. Когда родители переехали в Алтынное, ему было лет пять. Но именно Алтынное он считает своей Родиной. Там прошли детство, юность, там закончил школу, и, как все пацаны того времени, с нетерпением ждал вызова в военкомат.

Повестка пришла на самые праздники. 8 мая 1987 года на проводы собралось чуть не полдеревни. Были друзья-хулиганы, были люди уважаемые, были и всеми почитаемые местные ветераны. Много напутственных речей сказали пареньку, много пожеланий и наставлений.

Там, на проводах, не выдержав, Колька и признался всему честному застолью, что команда 20А уже определена, и поэтому служить ему предстоит в Дружественной Республике Афганистан (ДРА). Немного помолчав, добавил: «У вас не будет повода краснеть за меня, обещаю».

9 мая поезд увез молодого деревенского паренька в далекий туркменский город Кушка. Имея за плечами профессию сварщика, Николай попал в учебное подразделение ремонтных войск, где благодаря своим навыкам стал обучать таких же пацанов своему нехитрому и нужному ремеслу. Полгода прошли незаметно. И черт бы побрал эту желтуху, которая перед самой отправкой в Афганистан свалила парня на больничную койку. Пролечившись кое-как, Колька со своим другом по несчастью ночью через забор сбежал из санчасти, чтобы не отстать от своих.

Кабул встретил пыльной бурей

Кабул встретил вдруг откуда-то налетевшей песчаной пылью, горячим, знойным воздухом и страшным матом уставших от войны наших офицеров. Добрались до своей части, освоились, и жизнь потекла спокойная и в общем-то даже не военная. Занимались тем, что ремонтировали подбитую в боях технику, а ту, которая ремонту не подлежала, резали на металлолом.

После нескольких месяцев спокойной жизни Николай был переведен под город Баграм на огневую точку, которые были раскиданы по Афганистану в большом количестве. Команда на точке подобралась интернациональная, были таджики, узбеки, которые своим умением работать с глиной потихоньку обустраивали все вокруг.

Там с легкой руки старшего прапорщика Колю определили в снайперы. Много чего повидал через свою ночную оптику солдат Свечников, да вот только рассказывать про то ни дома после демобилизации, ни нам, местным журналистам, не рассказывал.

Новогоднюю ночь 1989 года справляли, как положено дембелям. У местных достали целую бутылку казахской водки, накрыли стол и стоя, не чокаясь, выпили за третий тост. К концу января на точку прибыл командир роты и, собрав всех, сообщил, что начинается вывод наших войск из ДРА.

Услышав новость о возвращении домой, радовались как дети. В середине февраля 1989 года Николай Свечников в составе своего подразделения покинул эту далеко не гостеприимную землю.

БМП нам лязгнет траками

То, что было после возвращения, Коля рассказывал с веселой улыбкой, без которой ни повествовать, ни слушать было невозможно. Всем вернувшимся из Афганистана старослужащим был положен десятидневный отпуск на родину. Но зачем было ехать, если через неделю после отпуска предстояла демобилизация. Однако закон есть закон, хочешь, не хочешь — езжай.

Но на то мы и русские, чтобы в огне не гореть. Познакомившись на местном продуктовом рынке с каким-то барыгой, Коля с московским другом свои десять дней отпуска провел в хозяйстве этого узбека. Подвязывали виноград, латали водопровод, на рынок за продуктами ходили, за это старая узбечка их и кормила.

«Отгуляв» отпуск, друзья явились в расположение части. Через несколько дней, получив документы и по двадцать рублей на руки, сослуживцы отправились домой. Но вот ведь незадача — отстали от колонны машин, увозивших дембелей в аэропорт. Пришлось нанять такси, а прибыв как раз к самолету, отдать местному бомбиле все имеющееся деньги.

В аэропорту г. Свердловска воинов-афганцев встречал духовой оркестр. Было ужасно холодно, и летние кителя не могли спасти от холодного уральского апреля. После теплой встречи на взлетной полосе Николай с тем же московским горемыкой, умудрившимся опоздать и на свой московский самолет, добрался до железнодорожного вокзала. Очень хотелось есть, но денег не было ни копейки, поэтому взявшим их вечером в кольцо местным хулиганам ничего не светило. Увидев на груди у Николая афганскую медаль, предводитель шайки устроил в привокзальных кустах для наших бедолаг шикарный ужин с жареными курицами и настоящей русской водкой.

Кто-то дал продуктов в дорогу, кто-то — денег на билет до дома. По совету только что откинувшегося уголовника ребята сели в поезд, который привез их в… Нижний-Тагил. Зачем? — спросите вы. Да черт его знает, зачем, зек сказал, что так короче будет.

Утром шестого апреля автобус, слава богу, живых и здоровых высадил друзей около Алтынновской церкви. На улице мело не по-доброму, чтобы не замерзнуть, парни без остановки бежали до самой третьей бригады. Вот такое было оно — возвращение с войны.

Пятнадцатилетняя невеста

После двух недель отдыха у Коли начались трудовые будни. В родном селе работал газоэлектросварщиком, строил с армянами фермы, помогал родителям по хозяйству.

Со временем появилась девушка с красивым именем Галина. Но была одна проблема — стукнуло ей всего пятнадцать лет, но и эта проблема через год исчезла сама собой. Дождавшись Галиного шестнадцатилетия, Николай взял ее в жены.

Жили хорошо, ничего не скажешь, одна за другой народились три дочки, в которых Коля души не чаял. Вскоре у Галиной родни случилось несчастье, умер отец четырех девочек, мать, если можно ее так назвать, от них отказалась. И принялась вся родня этих девочек по детдомам пристраивать.

Свечниковым жалко стало девчонок, родня все-таки — взяли всех четверых к себе.

Я не знаю, как можно жить, когда у тебя в прямом смысле слова семеро по лавкам, но Галя с Николаем жили, и не как-то, а хорошо жили. Девчонки вырастали, из дома уезжали, двое родных свою жизнь налаживать стали. И тут бы жить да жить, да надорвалась, видимо, где-то Галина в этой жизни. Прожив с мужем двадцать пять лет, умерла от страшного диагноза — рак.

Как на войне, один на один

И остался Колька один на один с пятью девками, мал мала меньше, одна из которых — инвалид детства. Помыкался Николай, погоревал, да делать нечего, девчонок поднимать надо. Вскоре в детском садике обратил внимание на воспитательницу Татьяну, через заботливые руки которой прошли все его дочки. Познакомились, встречаться начали.

А не так давно поехали в Октябрьский по делам. Пока Татьяна по магазинам ходила, Николай заскочил в ювелирный, купил колечко и прямо в машине сделал ей предложение. Решив дело не затягивать, тут же в ЗАГС заявление подали, да и поженились недавно.

Слушаю его и убеждаюсь: не могло его на той афганской войне ни убить, ни покалечить. Он просто должен был там в живых остаться, потому как, видимо, к другому его жизнь готовила. Она сберегла его для того, чтобы через много лет стать единственной опорой для своих малолетних дочек, чтобы было кому их вырастить и на ноги поставить.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

21