Меню
18+

Информационный портал Октябрьского района ProCHAD

30.10.2020 08:04 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 43 от 29.10.2020 г.

День памяти жертв политических репрессий

Автор: В. Огородников

Сестры не помнят зла, может, поэтому Бог даровал им долголетие.

«На свете есть добрые люди, нам они часто встречались», — так начался наш разговор с двумя прекрасными женщинами, сестрами, учителями истории и литературы из Щучьего-Озера Клавдией Ивановной Пестовой и Натальей Ивановной Семеновой.

Из колхоза долой

Они жили в поселке Шумиха Челябинской области. Жили по тем временам зажиточно, родители работали до исступления, держали много скотины, потому что и едоков было много — в семье росло семеро детей.

Это был 1933 год, в поселке организовывался первый колхоз. Глава семейства Иван Николаевич Семенов вступил в его ряды осознанно, и в общем-то был готов трудиться на общий котел. Но вскоре из колхоза его как зажиточного крестьянина выгнали, назвали кулаком и при этом со всех сторон обложили непомерными налогами.

За два раза забрали почти все, на третий раз, когда уже забирать было нечего, забрали самого Ивана Николаевича. Через месяц, решив, что он не опасен, выпустили и даже разрешили устроиться на работу.

Но, как известно, власть не любит, когда живешь не так, как хочется ей, и не важно, что руки у тебя в мозолях и спина от работы не гнется. Раз держал большое хозяйство, то ты однозначно враг. Через месяц, в июне 1933 года, когда Иван Николаевич был на работе, в дом завалились красноармейцы и под предлогом поиска оружия перевернули все вверх дном. Кроме старого охотничьего ружья, висевшего на стене, так ничего не нашли, но, видимо, для ареста всей семьи хватило и этого.

Голый берег Иртыша

На железнодорожной станции, куда привезли Семеновых, были собраны такие же бедолаги, которые кто по доносу соседей, кто просто для выполнения плана были признаны кулаками. Неделю «кулаки» жили под открытым небом на отведенной им площадке, затем всех погрузили в телячьи вагоны и повезли в сторону Дальнего Востока. В вагонах не было ничего, кроме узких деревянных нар, здесь же в полу вырубили дыры для туалета, и состав тронулся в долгий, а для многих в последний путь. Раз в сутки всех выпускали подышать чистым воздухом, все остальное время вагоны держали закрытыми.

Везли долго, с большими остановками, и люди, которым из дома не разрешили ничего взять, начали умирать от голода и болезней.

В городе Омск всех высадили на совершенно голый берег Иртыша, где целый месяц люди жили на своих узелках и чемоданах. Затем их посадили в трюм грузовой баржи, и печальное путешествие продолжилось. Несколько раз баржа причаливала к берегу, людей выводили в прибрежный лес, заваленный трупами тех, кто проделывал этот путь до них, и все продолжалось дальше. Шел третий месяц пути.

В конце сентября в окрестностях города Тара, который со дня своего основания считался городом ссылки, всех высадили в глухой тайге и объявили, что здесь отныне они и будут жить. Те, кто остался в живых, под вооруженной охраной стали рыть землянки и сооружать незамысловатые жилища.

Выжившие

Семья Семеновых, родители и семеро детей, и еще две ссыльные семьи, решив поселиться вместе, вырыли большую яму, закрыли ее деревянным накатом, в потолке оставили дыру для самодельной печи. Вместо кроватей для каждой семьи изготовили земляные выступы-нары, и начали свое нехитрое житье-бытье.

Вскоре начались морозы, и каждое утро солдаты из комендатуры ездили на санях между вырытыми землянками и забирала тех, кто ночью отдал богу душу. Хоронить не хоронили, а как дрова складывали в общие могилы, чтобы весной закопать всех одновременно. Так переселенцы встретили Новый 1934 год.

Жизнь продолжается

Семье Семеновых повезло — все семеро детей выжили. Постепенно поселение переселенцев обустраивалось, для строительства домов разрешили применять лес, стали строить деревянные бараки и отдельные дома. Люди стали обзаводиться домашним скотом, огородами, и благодаря своим трудам снова начинали жить по-человечески.

В летние месяцы были организованы детские бригады. Бригада, в которой трудились несовершеннолетние сестры Семеновы, обслуживала 10 гектар картошки и 2 гектара капусты, сами садили, сами растили, сами убирали. По словам Натальи Ивановны, это были самые сытые времена для девочек, картошки с капустой наедались досыта. Кстати, председателем колхоза в то время был назначен их отец — Иван Николаевич Семенов.

Родственный педколлектив

В 1940 году многодетным семьям репрессированных разрешили поселиться ближе к Омску, где люди жили чуть лучше, где была работа, где были школы. Начало войны Семеновы встретили в леспромхозе Белый Яр, который поставлял на фронт строевой лес.

После войны детям раскулаченных разрешили поступать учиться в высшие учебные заведения. Старший сын Семеновых Николай Иванович, окончив математический факультет педагогического института, перебрался в город Пермь. Впоследствии он стал директором школы №9, находящейся на Комсомольском проспекте. Чуть позже к нему приехала младшая сестра Клавдия Ивановна. Закончив в Перми пединститут, она получила распределение в п.Завод-Сарс Октябрьского района. Вакансий там не оказалось, и в 1953 году молодой специалист пришла работать в Щучье-Озерскую среднюю школу. Учителем истории Клавдия Ивановна Пестова отработала без малого 56 лет.

Сегодня сестры Семеновы уже не помнят, когда пришло извещение о том, что их отец прощен за несуществующую вину и реабилитирован. Как не помнят и многое из того, что пришлось пережить в детстве.

Наверное, хорошо, что память избирательна, и «человек счастлив своим умением забывать», что стерлось из нее многое, что может омрачать жизнь двум милейшим женщинам, которым исполнилось 89 и 98 лет.

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

182