Меню

Сайт Октябрьского городского округа ProCHAD

10.11.2021 16:35 Среда
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

Русского человека в татарской деревне похоронили за забором

Автор: В. Огородников

«Мужчина, который родился здесь, детство которого прошло в этих местах, ушел из жизни. Он скончался, оставив супруге наказ, чтобы его похоронили на родине — в деревне Малый Сарс. Больная супруга желает, чтобы у нее была возможность ухаживать за его могилой! Но какая-то часть жителей деревни оказалась против, настаивая на захоронении тела за забором кладбища! Прошу неравнодушных граждан откликнуться, чтобы мир услышал! Как вы думаете, по-человечески это, ведь Бог един!» — этот крик души разошелся по соцсетям в начале ноября. Чтобы понять ситуацию изнутри, мы выехали в деревню Малый Сарс.

Крик души

Морозов Дмитрий Григорьевич родился в деревне Малый Сарс в далеком 1954 году. Когда ребенку исполнилось семь лет, семья переехала жить в п. Октябрьский. После школы, как и положено, была армия, в которой Дмитрий прапорщиком задержался на много-много лет. Служить пришлось под Мурманском, на секретных объектах, в ракетных войсках.

Там он познакомился со своею будущей женой Марией, с которой в 1992 году, демобилизовавшись из армии, вернулся, наконец, в родную для него деревню Малый Сарс. Купили дом, работать устроился на грейдер в ДРСУ. Жили, как все, с соседями ладили, и похоронить себя просил здесь же, в родной деревне.

2 ноября 2021 года, после перенесенной пневмонии, Дмитрия Григорьевича не стало. Как он и завещал, похоронили его на родной земле, вот только за забором местного кладбища…

Мнения в деревне разделились

Оказавшись в деревне, мы первым делом нашли автора поста Марию Агапову.

–Я вообще не понимаю, как можно было так поступить, ведь человек же был, не собака, и жил здесь больше двадцати лет. Вы не подумайте, что раз мы русские, то и возмущаться стали, совсем нет. Так нельзя было ни с кем поступать, не важно, русский он или какой-то другой по национальности — людьми надо быть в любых ситуациях. В деревне ведь тоже не все это одобрили. Изначально предлагалось похоронить человека на кладбище, чуть в стороне, почему потом все встало с ног на голову, до сих пор не понятно.

Разыскав дом вдовы Дмитрия Григорьевича, я напросился на встречу. В небольшой ограде под навесом был припаркован автомобиль и небольшой новый трактор. В добротном деревянном доме обустроен санузел, по всему было видно, что хозяин был мужиком с руками, не алкоголиком и в общем-то работягой.

Тем более становилось непонятно, как оказался по ту сторону забора деревенского кладбища не злодей, не насильник и даже не самоубийца.

Так решил мусульманский актив

По словам вдовы Марии Константиновны, погост здесь считается мусульманским, поэтому деревенский актив ее русского мужа решил прихоронить за забором.

-После смерти мужа со мной связалась наш участковый Лилия Ахматовна Гафарова, она сообщила, что место на кладбище выделено. Затем заглянула староста Фидалия Хамитова и сказала, что нужно обратиться к местному мулле, он покажет место, где можно копать могилу. Последней в тот день пришла соседка Июхария Сулейманова, с которой у нас были довольно хорошие отношения. Узнав, что мужа будут хоронить на местном кладбище, она почему-то возмутилась. Спросила, с какой стати так решили, и ушла. Через какое-то время участковый сообщила мне, что хоронить мужа на кладбище запретили, и она помочь мне ничем не может…

Когда ко мне в дом пришел Султанов из п. Октябрьский (Сабит Кабирович – зам. мухтасиба Октябрьского мухтасибата) и прямым текстом объявил, что на территории кладбища хоронить супруга не будут, я была в шоке и поняла, что в этой ситуации мне не поможет никто. Так могила моего мужа оказалась за забором.

Осторожность или боязнь?

В общении с местными жителями создавалось впечатление, что деревня поделилась на два лагеря: на тех, кто лояльно относится к захоронению на мусульманском кладбище православного христианина, и на тех, кто принципиально против этого. Вот как описывает ситуацию Дина Рафитовна Ширванова, директор местного дома культуры:

- Я была совсем не против, чтобы Дмитрия Григорьевича похоронили на территории кладбища. Мы (имеется ввиду местный актив – ред.) предложили Марии Константиновне похоронить его в стороне от мусульманских могил, с условием, что она не поставит на могиле православный крест и не будет посещать саму могилу. Но вдова на эти условия не согласилась. Старожилам все это не понравилось. По их мнению, на нашем кладбище не должно быть крестов, и не должно быть никаких посещений. После этого мы и приняли решение похоронить Морозова за забором кладбища с тем, чтобы впоследствии огородить его могилу и устроить там кладбище для православных, которых в деревне проживает достаточно много. Это было задумано давно, но вот получилось так, как получилось. Вина наша, конечно, есть, но только в том, что мы заранее не приготовили кладбище для православных.

Абыстай деревни

На все мои расспросы местные отвечали с опаской, кивая куда-то за речку, словно ища там одобрения или разрешения на разговор с чужаком. Юлить я не стал и у одной из собеседниц напрямую спросил: откуда такая осторожность? Так я оказался на Заречной улице в доме Ф. Р. Ибраевой. Фание Ризвановне немножко за семьдесят, живет она здесь с самого рождения и считается в деревне негласным мусульманским лидером – «абыстай», она же смотрит и за местным мусульманским кладбищем:

-Понимаете, какая ситуация нехорошая получилась, на нашем кладбище нет ни одной русской могилы. Не потому, что русские здесь не живут, а потому что после смерти их увозят кого на родину, кого туда, где родные смогут следить за могилкой. К тому, что Мария Константиновна будет настаивать на захоронении мужа на нашем, чисто мусульманском, кладбище, мы были не готовы, ведь мать Дмитрия Григорьевича похоронена в Октябрьском, там же и брат его живет.

При всем уважении к православным, у них традиции немного другие, зачастую на поминки они приходят со спиртным, большими компаниями, у нас такого нет. Мусульмане тоже, конечно, изрядно выпивают, но не на кладбище.

Вы меня тоже поймите правильно, прежде, чем решиться и отказать вдове, я посоветовалась с людьми из других деревень, позвонила Султанову, ответ везде был однозначным – отказать. Если б я позволила себе самоуправство, мне б в родной деревне проходу не дали. А по поводу русского кладбища мы давно говорили: надо — делайте, а мы поможем.

Вы видели в центре деревни памятник стоит? Это был у нас еще до войны коммунист один, русский, и жил здесь же, но после его трагической гибели места на кладбище ему тоже не дали, и выделили землю в центре деревни, похоронили с почестями, но не на кладбище. Так что не мы эти правила придумали, не нам их и нарушать, поэтому давайте будем уважать традиции друг друга, — так объяснила свое решение Фания Ризвановна.

Никакого кощунства в том нет!

Свое мнение я попросил высказать и человека уважаемого среди мусульман округа — Маснави Юнусова:

-Я выскажусь однозначно: хоронить людей за забором нельзя ни в коем случае, ведь это человек. А православных на мусульманских кладбищах хоронить можно, пусть в стороне, но можно, примеров тому на кладбищах округа множество. У нас достаточно деревень с многонациональным населением, они там испокон веков живут, и делить их после смерти ни в коем случае нельзя, земли у нас всем хватает, и никакого кощунства здесь нет и быть не может.

На следующий день после похорон с активом деревни встретился глава округа Г.В. Поезжаев. По его просьбе место захоронения было огорожено местными жителями. Но конфликт в деревне не утихает. После всего случившегося староста Ф.Н. Хамитова, которая была не согласна с «зазаборным» захоронением, написала заявление в Думу с просьбой освободить ее от обязанностей. Депутаты с решением торопиться не стали, отложив рассмотрение до поры, когда страсти улягутся. Хотя свою дальнейшую деятельность в роли старосты Фидалия Нисафетдиновна больше не видит.

Поразительное совпадение: похоронили Дмитрия Григорьевича Морозова 5 ноября, на следующий день после того, как мы отпраздновали День народного единства, до которого в Малом Сарсу, судя по всему, еще далеко.


Комментарий главы округа

Г.В.Поезжаев: «Конфликт породили два момента: воля усопшего и желание родных похоронить его на месте – с одной стороны, и несогласие с этим активистов деревни, опять же не всех, — с другой стороны. Чтобы избежать спора, мы предложили провести захоронение в п.Октябрьский, но родные не согласились и выбрали место за забором кладбища. Вообще в округе более 50 кладбищ, и лишь два из них по статусу – мусульманские (в п. Сарс и Тюш), остальные – общественные. На них хоронят всех жителей, независимо от вероисповедания. При этом, безусловно, надо учитывать национальные традиции. Думаю, стоит делить общие кладбища по кварталам: для русских и для татар. В Малом Сарсу прецедент создан, рядом с этой могилой есть место и для других захоронений русских. Я бы не стал вешать клеймо на деревню и ее жителей, люди они вполне мирные, доброжелательные, думаю, сумеют разрешить и этот конфликт».


Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

1737